Границы откровенности определяют дети

Границы откровенности определяют детиГоды и тяготы актерской профессии не властны над яркой «голливудской» внешностью Любови Полищук. Одна из самых фактурных актрис отечественного кино. «Женщине надо работать мало и в охотку», - декларирует она. Но это явно из области риторических пожеланий. Сама она, судя по всему, трудоголик. Роли в кино (мы, зрители, с нетерпением ждем телефильм Юрия Кары «Любовь к тебе как бедствие», где Полищук играет мать главной героини Валентины Серовой). Постоянная занятость в различных театральных постановках (одна из бесспорных удач последнего времени - работа в спектакле Театра Наций «Берлиоз»). Гастроли. И семья. Та гавань, куда возвращаешься с чувством величайшей отрады. Семья у Полищук очень творческая. Муж Сергей Цигаль - известный художник, сын Алексей и дочь Маша выбрали многотрудное актерское дело.

- Любовь Григорьевна, актеры зачастую отговаривают детей от своей профессии. Предвидя огромные физические и психологические перегрузки. Каково, например, было вашему сыну играть в «Ворошиловском стрелке» законченного подонка, застрельщика коллективного изнасилования? Своему ребенку подобного испытания не пожелаешь.

- Он уже взрослый сложившийся человек. И сам сделал выбор. Как выяснилось, грамотный. Алеша талантлив. Материнские чувства здесь не при чем. Оцениваю это чисто профессионально. Я и в самом деле хотела, чтобы дети выбрали что-то другое в жизни. Суровая профессия. Всего наешься! Физически восстановиться легче, а вот морально… Тем более что наши дети более инфантильны, менее выносливы, чем мы. Как мы в свою очередь слабее поколения наших матерей.

- Ваша мама живет с вами?

- Нет, к сожалению. Она астматик, и московская экология ей противопоказана. Приезжает сюда, если требуется обследование. Или подлечиться в подмосковном санатории. Да и будь здесь замечательная экология, вряд ли она перебралась бы в столицу. Там, говорит, все мои подружки. Там могилки дорогих усопших. Куда я от них? Невозможно 76-летнего человека вынимать из его среды. Я сама стараюсь почаще к ней наведываться. Вот не так давно ремонт ей сделала.

- Как вы считаете, нужно ли стремиться стать своим детям подругой? Чтобы секретами делились, чтобы не было этой дистанции: мать старше, мудрее, но ей не все надо знать…

- - Это пусть дети определяют границы откровенности. Если, к примеру, у дочери плохое настроение, я, конечно, спрошу, что случилось. Но, если она ответит: мам, не сейчас, потом! - в душу лезть не буду. Когда-нибудь поделится. Или нет. Сама решит.

- Маша учится в Российской академии театрального искусства?

- - Бывший ГИТИС, который я заканчивала. В первый год она не поступила. Пошла на курсы дизайна, освоила профессию флориста.
- Хорошее дело.
- Хорошее. Работала в цветочном салоне, дивные композиции научилась составлять, заказчики появились. Но нет! На следующий год предприняла новую, уже удачную, попытку. И вот теперь учится. Я ничего не говорю. Не исключено, что будет потом кусать локти. Однако это свои локти - не мои!
- Дети должны пройти собственный путь удач и ошибок. К тому же, может, все у нее сложится прекрасно.
- - Как никто другой, я желаю этого. Вообще, Маша на удивление самостоятельный человек. Вот конкретный эпизод. Два раза на нее вечером нападали в подземных переходах. С ног сбивали, сумку утащили. Короче, мы с мужем перепугались и сказали: все, будешь ездить на машине, чтоб от крыльца до крыльца. Научилась она водить, села за руль. Тут нам с Сережей выпала возможность отдохнуть на курорте в Китае. Изумительная, кстати, оказалась поездка. Возвращаемся и узнаем, что дочь устроилась официанткой в кафе, которое аккурат напротив МХАТа. Я начинаю выступать: «Мои коллеги туда заходят. Что они подумают? Что тебе есть не на что?» Маша спокойно пережидает этот всплеск и объясняет, что без нас попадала здесь в аварию. У нее, слава Богу, ни одной царапины, а вот авто пострадало. На ремонт потребовалось 900 долларов. Да разве мы тебе не дали бы эти доллары? Дали бы, конечно, но я должна была заработать их сама. И знаете, что сказали коллеги, узнавшие всю эту историю: Люб, у тебя замечательная девочка.

- Вы своим детям привозите обновки из дальних вояжей?

-- Когда сын рос, а в магазинах было шаром покати, жвачку из-за рубежа привезешь - великое счастье. На одежду наших командировочных не хватало, хотя умудрялись что-то выкроить. Сегодня, к счастью, подобных проблем нет. Все, что угодно, можно приобрести, не выезжая за пределы Москвы.

- У вас с вашей двадцатилетней дочерью совпадают вкусы?

-Абсолютно не совпадают. У нее весьма своеобразный стиль - от классики до бомжистости, я бы сказала. Мне нравятся гламурные вещи, она их не воспринимает.
- Любовь Григорьевна, такая дружная семья, как ваша, наверняка в полном составе отмечает праздники.
- Двадцать один год (столько лет мы с Сережей вместе) я встречаю все праздники в его семье. Это настоящие московские хлебосолы. Стола не хватает, чтобы рассадить всех гостей. Причем им предлагается исключительно домашняя кухня, никаких походов в «Кулинарию» за салатами и заливным.

-Есть особо любимые праздники?

- Праздник - это праздник. Новый год, дни рождения. К ним готовимся задолго. Но один из главных для нас праздников - День Победы. Этот день начинается с того, что моему свекру Виктору Ефимовичу Цигалю, академику, вручают гвоздики.

- Глядя на вас, не веришь, что у вас взрослые дети. Как сохраняете форму?

-Я не из ленивых. Раньше много бегала, каталась на велике. Сейчас стараюсь хоть пару раз в неделю поплавать в бассейне. Борюсь с желанием съесть что-нибудь вкусненькое и очень калорийное. И оказываю неустанное внимание лицу. Актрисе это совершенно необходимо. Да и любой женщине тоже.

Лариса Ровнянская, Газета "Москвичка"