Алексей Макаров о жизни своей матери

Конечно, Леша просто вырос в актерской среде. Про таких принято говорить, что они родились в ящике из-под кинопленок. Это интервью с Алексеем Макаровым, сыном Полищук, которые было взять незадолго до трагедии.

Одна из его первых известных ролей пришлась на «Ворошиловского стрелка». После наступил черед множества сериалов: «Марш Турецкого», «Кобра», «Дальнобойщики» и т.д. Любимая работа в кино – «В движении» Филиппа Янковского.

Под влиянием «Мастера и Маргариты» в последнее время он начал задумываться, а почему надо во что-то верить? Почему религия существует? Маме он дом задавал множество глупых вопросов.

– Когда мне удалось выяснить у мамы, что я, оказывается, некрещеный, то сразу крестился. После чего четырежды был в храме Гроба Господня в Иерусалиме.

В какие-то моменты человек остается с Господом Богом и самим собой. Если Дюжев не остался бы с самим собой, то тогда бы он и Бога не почувствовал. И несмотря ни на что (в то время у Дюжева умерла мать), он всегда улыбается. Машины, наряды, музыка, компьютеры – это все внешние факторы. В нашей жизни происходит такая ситуация, когда мы остаемся сами с собой. И этому может быть тысячи причин – измена, смерть близкого, предательство. В те моменты вся мишура улетает, оставляя тебя со своей совестью и честь. Кто-то не выдерживает и пускает все на самотек. А кто-то находит достойный выход.

– Какие роли у мамы были любимыми?

– Мне кажется, что талант Полищук использовался в кино не более чем на 15%. Она была актрисой эпизода. Кто-то ее помнить после  «12 стульев», кто-то по фильму «Отпуск за свой счет». А ведь она снялась более чем в 70-ти фильмах.
Мама имеет очень интересную судьбу. При яркой звездной внешности женщины-вамп она оставалась острохарактерной героиней. Она всегда играла характерные роли. Есть великолепная роль в «Золотой мине» с Олегом Далем. Есть роль в одном из фильмов с Вячеславом Тихоновым…

– У вас дача в Крыму. Там ли мама проводила свой последний отдых?

– Когда я был ребенком, то каждое лето мы отдыхали в Коктебеле. Бабушка отчима, писательница Мариэтта Шагинян, постоянно туда ездила. А отдыха там вся московская элита – Цветаева, Волошин, Ахматова. Как-то у мамы отчима отмечался день рождения. Из Коктебеля ей звонит Мариэтта Шагинян и спрашивает: «На день рождения тебе подарить земельный участок или французские сапоги?». В те времена это стоило одинаково. Ответ был «земельный участок». В результате купили участок в выжженной степи. Но сейчас там райское место, которое мама очень любила.

- Вам довелось играть вместе с мамой на сцене? Вы вроде бы в одном из спектаклей изображали влюбленную пару?

– Там такая ситуация, что о каких-то интимных отношениях и речи не шло. Постановка базировалась на том, что зрителю предлагалось 4 разных ситуации: жена уходила от мужа-сангвиника, от мужа холерика, от мужа-флегматика или от мужа-меланхолика.

Я играл флегматика, от которого ушла жена. Каких-либо эротических сцен, естественно, не было. Подавался разрыв отношений с четырех различных точек зрения.

– С мамой было сложно играть?

– Нет! После выхода на сцену от всего абстрагируешься.

– С мамой ваши роли обсуждали?

В моей жизни, в том числе и творческой, она принимала непосредственное участие. Но если бы она не была моей мамой, то была бы просто Любовью Полищук, к мнению которой я также прислушался бы. Она очень красивая женщина.