Любовь Полищук: последние дни ее жизни

Старый Арбат. Москва. Хмурое утро. У Дома актера собираются люди с цветами. К дверям выстроилась огромная 3-часовая очередь. В зале, который неоднократно рукоплескал Полищук, установлен гроб, уложенный со всех сторон цветами. Рядом портрет красивой, задумчивой и улыбающейся Любови.

Один за другим на сцену поднимались Александр Калягин, Сергей Гармаш, Александр Абдулов, Алла Сурикова. Мужчины пожимали руку заметно похудевшему супругу артистки – Сергею Цигалю (после кончины жены он перенес еще один сердечный приступ). Алексей Макаров постоянно отлучался из зала покурить, пряча глаза за темными очками.

…Семью Полищук я знаю давно. Сначала мне довелось познакомиться с ее мужем, ювелиром-дизайнером Сергеем Цигалем. Это случилось за городом, во время проведения биеннале. После вернисажа нам удалось поговорить за столом и весь вечер он рассказывал про супругу. Смысл его речей заключался в одном – какая его Любовь красивая.

После я встретилась и с дамой его сердца. Она припарковалась около Центра оперного пения и направилась к дому легкой походкой. Любовь возвращалась из бассейна. У нее болела спина, поэтому плавала она постоянно. Полищук показалась мне жизнерадостной и рассказала, что лишь дважды не вышла на сцену. Первый раз, когда после сильной травмы спины ей вкололи сильное обезболивающее и стало подниматься давление, а второй раз – из-за ДТП: ехала в театр, но слишком «удачно» вошла в образ – героиня, которую она играла, также в начале спектакля попала в аварию.

Из-за того ДТП у Любови сместились позвонки. Говорят, это привело к тяжелой онкологической болезни.
На съемки «Моей прекрасной няни» артистка сама приезжала на своей машине. Газеты писали, что она перемещалась в инвалидной коляске – такого не было! Она буквально летала по площадке. Она всех грела своей улыбкой и очаровывала. Несмотря на серьезное заболевание, работала она очень много.

Съемки сериала завершались.

– Около года мы, грубо говоря, прожили на площадке, - рассказывала Любовь Григорьевна, - постоянно в студии и в студии... как в какой-то подводной лодке.

По сюжету, когда дело начало продвигаться к свадьбе, к Максиму Шаталину приехала популярная актриса Канарейченко, которая, не считая ее множество заслуг, гордилась родинкой на щеке. И лучше бы Вике этого было не знать. Именно это обстоятельство много расстроить свадьбу Максима и Вики, которую Полищук так продвигала. Ассистент режиссера потребовал подальше отодвинуть от Шаталина кочан капусты, который должен был быть запущен в Вику. И в этот момент в комнату врывается Полищук:

– Дайте мне нож! – кричит она. – Свадьбы не будет, я перережу вены!

А известная фраза «Не мамкай!» была придумана именно Полищук, а не сценаристами.

Иосиф Кобзон:

Дорогая моя Любаня! Я всегда так тебя называл. Я знал тебя с самых первых твоих шагов. Ты была невероятно красивой. Ты была артисткой, с которой не сравниться никто. Я понимал тебя как друг и пытался рассказать правду, но ты меня не слушала. Ты говорила: «Все пройдет, рядом семья… Я снимаюсь и все хорошо».
Я понимал, что это говорит ее сильный дух.
Любаня была обречена. Мы могли сделать что угодно, но все было бессмысленно.
Наш последний разговор стал для меня трагическим. Мы говорили с ней как друзья. В душе у нее была истерика и она закричала с надрывом: «Иосиф, я хочу жить…».
Я понял, что она обо всем знает. Она прощается с нами и уходит.

Руководитель Роскультуры Михаил Швыдкой:

Последние недели ее страданий для всех нас стали большим горем. В такой смерти видится огромная несправедливость.

Режиссер Михаил Левитин:

Любовь Полищук – это человек-карнавал.

Актер Юрий Беляев:

Она занималась зарядкой, ходила в бассейн, была в отличной форме. В последние месяцы она сыграла сильную женщину.