«Люба Полищук в юности была королевой танцплощадок!»

Об актрисе говорит одна из лучших подруг Полмщук - Галина Харитонова.

- Галина Васильевна, на какой стадии находится ваша книга о своей подруге о Любови Григорьевне? Мы знаем, что вы собирались писать воспоминания о жизни и творчестве...

- Трудно. Я постоянно вспоминаю Любу, кое-что записываю, делаю наброски. Но издать книгу очень сложно. У меня нет спонсоров, нет нужных знакомств здесь, в Омске. Так все и повисло в воздухе.

- 21 мая у Любови Григорьевны был  бы юбилей. К сожалению, мы отмечаем его уже  без нее. А как она справляла дни рождения? Гостей море и шумный праздник?

- Вовсе нет. Люба не любила  сборищ. Она очень уставала на работе. Когда приезжала в Омск, звонила мне: «Галка! Я приехала к тебе». И очень просила, чтоб я больше никого не звала. Но все равно подтягивались гости - ее очень любили мои домашние, соседи. Принимали всех. И тут уж Люба блистала. Равной ей не было - она хохотала, пела, веселила всех. Хотя потом признавалась, что хотела бы просто тихо отдохнуть. Все говорила мне: «Галка, ну давай съездим на нашу танцплощадку, ну пожалуйста!» Я говорю: «Любонька, 40 лет прошло, нету уже никакой танцплощадки, все там разрушено, застроено». Обещала я ее туда свозить, но так и не успела...

- Что за танцплощадка такая?

- О, это было легендарное место. Деревянная площадка в Кировском саду. Мы туда ходили танцевать. Телефонов же мобильных не было. Я иду с работы - и она идет. И кричит мне: «Галка! Ну давай на танцы!» Какие там танцы, я устала. Но с ней спорить было бесполезно. И на этой танцплощадке Люба была королевой. Как она танцевала!  А могла и спеть. Вот захотелось ей петь, она идет на эстраду и говорит: «Я буду петь «Чайка летит - ветер гудит» или «Идет, шагает по планете человек». И выступает, как артистка. Я, когда первый раз посмотрела фильм «Моя морячка», сразу эту танцплощадку вспомнила и Любу на сцене...
Галина Васильевна постоянно вспоминает свою Любу и тоскует о ней.
Галина Васильевна постоянно вспоминает свою Любу и тоскует о ней.

- Как вы  познакомились?

- Да мы выросли вместе. Мои родители решили познакомить Олю и Гришу (это родители Любы). Мама позвала на чай Олю. Та, конечно, пришла - мама в ателье мастером работала, а Оля простой швеей - как же, субординация (смеется). А Гришку папа привел, тоже работали вместе. Пришли они, чай пьют. А мама к тому времени была беременна мною на последних сроках. И вот  у нее начались схватки! Что делать? Папа маму в охапку - и в роддом. А Олю и Гришу оставили  печку сторожить. Ну они и посторожили (смеется). В тот вечер родилась я, а Люба, дочка Оли и Гриши, родилась годом позже. Люба была с гонором. Но меня всегда слушалась.

- Как себя чувствует сейчас мама Любови Григорьевны?

- Она сильный человек. Мы стараемся не оставлять ее одну. Мои дети ее называют бабушкой. Придем к ней, посидим, Любу вспомним, поплачем. Знаете, я раньше думала, что вот Любушка

уехала на  очередную гастроль и скоро опять приедет в Омск, позвонит.  А вот недавно  почувствовала, что все. Ничего не вернешь.  Без нее вся наша жизнь разладилась. Она устроила моего сына работать в «Мою прекрасную няню» художником-постановщиком. Но после смерти Любы он оттуда ушел. Работа потеряла для него смысл...
 
Мария САРЫЧЕВА — 21.05.2009, www.kp.ru