Любовь Полищук любит страдать

Жизнь наставила мне много шишек, признается одна из самых красивых и талантливых российских актрис. Она проснулась знаменитой после жгучего танго с Андреем МИРОНОВЫМ в фильме "12 стульев". Однако мало кто знает, что творческая карьера этой великолепной актрисы началась гораздо раньше и не менее страстно, чем тот памятный танец. Сейчас Любовь ПОЛИЩУК каждый вечер появляется на экране канала СТС в сериале "Моя прекрасная няня". На съемочной площадке популярного ситкома с актрисой встретился наш корреспондент.
- Любовь Григорьевна, вы сыграли в более чем 70 картинах, и нет такого зрителя, что не знал бы вас в лицо. А как начался ваш путь в актрисы?
- В 1967 году, окончив десятый класс в родном Омске, я отправилась в столицу "поступать в артистки". Не имея в Москве ни знакомых, ни родственников. Я толком не знала, в какой институт мне надо идти, и ходила во все: в Щуку, Щепку. Каждый день, как на работу.
- И как вас встретила столица?
- Я набила столько шишек, что запомнила их на всю жизнь. Мне ведь тогда еще и 16 не исполнилось. Впрочем, у меня и детство-то было нелегкое. Мы жили бедно, в бараке. Работал только один папа - строитель. Трое ребят в семье - я старшая, все были рукастыми, носили воду на коромысле из колодца, топили печь, готовили еду. Москва добавила мне испытаний. Практически на третий день я осталась без жилья: наглаживая единственное платье, которое сама сшила из школьной формы, оставила на весь день включенным утюг. Когда же меня выгнали, я ночевала во дворах, а чемоданчик мой лежал в камере хранения на Белорусском вокзале.
- Наверняка многие мужчины были бы счастливы пригреть такую юную и привлекательную девушку...
- Конечно, я была молода, хороша собой и очень ярко красилась. Каждый день наводила такой макияж, от вульгарности которого ко мне притягивались не самые достойные мужчины. Я до сих пор удивляюсь, как вообще осталась нетронутой до своего первого замужества. Конфликтов на этой почве было много, нередко дело доходило до драк (вот, ухо рваное осталось). В общем, научилась держать удар в любой ситуации. Вскоре я вернулась домой.
- О вас впервые заговорили, когда вы начали выступать с коллективом "Омичи на эстраде".
- Ну, может не заговорили, а заметили. Поскольку я всю жизнь пела и танцевала, то мечтала попасть в какой-нибудь музыкальный коллектив. И вот я услышала, что "Омичи" объявляют набор. Меня взяли, а через месяц я потеряла голос. И мне предложили переквалифицироваться в артистку разговорного жанра. Я вообще не понимала, что это такое, спрашивала: "Это стихи, что ли, читать?" У меня, кстати, был жуткий говор. Мы ставили огромную программу, в которой участвовало 30 человек. В первом отделении - сказка "Конек-Горбунок на новый лад", где я была и Горбунком, и царь-девицей. С "Омичами" я отработала семь лет.
40 дублей на руках Миронова
- Это правда, что каждые семь лет вы меняете работу?
- Да, видимо, такое мое счастливое число. В 1971 году меня пригласили в Московский мюзик-холл. С этим театром объездила всю страну, и везде со мной путешествовал маленький сын Леша (с его отцом - актером Валерием Макаровым - Полищук развелась, когда ребенку было четыре года. - B.C.). Но в 1978 году я решила уволиться, потому что Леша уже пошел в школу. Работала в "Москонцерте". Выступала с монологами и, честно говоря, заскучала. Потом семь лет провела в Театре миниатюр Михаила Ливитина (сегодня театр "Эрмитаж"). А когда родила второго ребенка, два года не работала вовсе. Затем меня пригласили в театр "Школа современной пьесы", начали с Аликом Филозовым со спектакля "Пришел мужчина к женщине". Семь лет - и я снова ушла. И вот уже пять лет работаю в театрах только по контрактам.
- Вы стали знаменитой после эпизода в фильме "12 стульев"...
- Почему все говорят, что "12 стульев" - моя первая картина? До нее я снялась не меньше чем в десяти фильмах! Кино началось для меня с Евгения Гинзбурга, который снимал бенефис Сергея Мартинсона, где у меня были маленькие эффектные вставочки. Следующая роль - в картине Бориса Дурова "Семья Зацепиных". Кто придумал писать такую чушь, что моя карьера началась с "12 стульев"?! "Стулья" - случайная история. Даже не помню, как туда попала. Мы приехали в восемь утра, репетировали танец до 12. Потом сделали перерыв на чашку кофе, а с часу дня уже снимали эпизод. Это были не просто стоп-кадры, а огромный танец с размахом, с акробатическими трюками. К сожалению, весь он в картину не вошел. Андрюша Миронов, удивительный человек, 40 дублей таскал меня по малюсенькой площадке на руках (с моим-то ростом!) без стона и жалоб.
- Можно ли сказать, что все роли, о которых вы мечтали, сыграны?
-Со всеми ролями, о которых я мечтала, я пролетела, как фанера над Парижем. По возрасту они уже не проходят. Моя роль - это, конечно, Настасья Филипповна или "Моя прекрасная леди". Ну, не случилось, что же делать. Как только я о чем-то размечтаюсь, тут же все валится в тартарары с такой скоростью, что ужас просто! Поэтому лучше не надо.
- Правда, что от ролей в сериалах вы отказывались из-за суеверия?
- Это так. То предлагали сыграть женщину, которая умирает от рака, то больную туберкулезом. Не знаю, может, я так и выгляжу, но пока не готова играть подобных персонажей. В третий раз мне предложили роль за такие смешные деньги, что даже оскорбительно говорить об этом. В конце концов я согласилась работать с агентом, и это оказалось удобно. У меня такая нагрузка в театре, что отвлекаться на выяснения отношений по поводу денежно-бытовых условий не могу и не хочу.
Вежливой была только ночью
- Дети пошли по вашим стопам. Вы довольны их работой?
- К сожалению, и Леша, и Маня (дочь от второго мужа актрисы - художника-анималиста Сергея Цигаля, внука знаменитой писательницы Мариэтты Шагинян (B.C.) пошли по моим стопам. Хотя я их отговаривала, как могла. А Машке даже мешала. Но они, как и я в свое время, не послушались. Теперь, если уж они и будут грызть локти, то не мои. Мы с Лешей вместе играли в спектакле "Квартет для Лауры" Андрея Житинкина, где сын был моим мужем. Он замечательный артист, очень темпераментный, острохарактерный, ритмичный. Хотя поначалу было не очень удобно смотреть на него глазами не матери, а жены. Житинкин кричал из зала: "Леша, ну хоть чуть-чуть поприставай к маме!" А я орала в ответ: "Ну, не зови меня мамой хотя бы!" А когда пришел зритель, все встало на свои места. Никаких мам и сыновей.
- Чем вас удивляли дети, когда росли?
- Леша, когда был маленький, Не приходил с прогулки без цветов. Не важно, был это одуванчик или веточка сорванная. С четырех лет самостоятельный - читал сам, яичницу жарил. Но ребенок он был неоднозначный. Очень закрытый... Эх, сейчас говорю, а сама опять думаю, что мало времени уделяла детям. Мне эта мысль покоя не дает. Но я рано осталась без мужа, нужно было зарабатывать. Маша меня удивляла своей мудростью. Ребенок, родившийся у немолодых уже родителей, рано мудреет. Помню, по ночам она плакала. Я успокаивала ее, старалась не пугать, поглаживала, целовала. Но когда ночь не спишь, вторую, становишься вспыльчивой. И как-то днем накричала на нее за какую-то провинность. Она вдруг положила голову на ладошку и, глядя куда-то в сторону, сказала: "Только ночью ты со мной бываешь вежливой". Ребенку тогда исполнилось два года!
- У вас, должно быть, много поклонников. Назойливое внимание не раздражает?
- По-всякому было! Каких только людей не встречала! Помню, как-то раз поехала на концерт в воинскую часть. Водитель половину дороги молчал, а потом вдруг говорит: "Я вас ненавижу". - "Почему?" - спрашиваю. "У вас бл... глаза. Когда вас показывают в кино, моя жена учится этому взгляду". Но потом мы разговорились и даже подружились. Одного моего поклонника звали Сергей. Он не пропускал ни одного спектакля, всегда сидел в первом ряду. И что бы я ни играла, какое бы "вульгарите" ни изображала, всегда посылал мне цветы с одной и той же запиской: "Вы сама чистота, красота, божество!" Еще, помню, девчонка была очень надоедливая. Мы к тому времени жили с Алешкой на седьмом этаже в общежитии. Она приходила на лестничную площадку и кричала через закрытую дверь: "Если вы меня не пустите, я выброшусь с седьмого этажа". Приходилось пускать. Она сидела тупо на кухне и все повторяла: "Я хочу дышать с вами одним воздухом".
- Что вас может огорчить?
- Рабское выражение глаз у мужчин. Мне от этого так оскорбительно и обидно становится, что комок к горлу подкатывает. Почему ты стоишь согнувшись? Даже перед гаишником?! Ты же мужчина! Еще не нравится, что у нас в Москве отдается предпочтение строительству всяких гипермаркетов. Лучше бы очистили водоемы - город же задыхается. Еще не люблю бескультурья - когда люди оставляют грязь после себя. Руки бы отрывала!
- А что радует?
- Дети, друзья, моя кошка. Красивые люди на улицах. Знаете, еще очень люблю страдать. Потому что после страдания наступает прекрасное время.

Автор: Валентина Славина
Январь 2005 год