Любовь Полищук – актриса, которая никогда себя не жалела

Последние часы с Любовью провели ее близкие: супруг, мама, сын Алексей и дочь Мариэтта. На звонки журналистов домой отвечает продюсер актрисы Леонид Роберман, он пояснил корреспонденту KM.RU, что «актриса долго и продолжительно болела, а все остальное не имеет сейчас уже никакого значения». Коллеги Любови Полищук хоть и знали о болезни актрисы, но известие о смерти все равно стало для них шоком. «Люба для меня – веселая, легкая, молодая, азартная, а вот слова «заболела, умерла» никак с ней не соотносятся, – заявил в интервью корреспонденту KM.RU Иосиф Райхельгауз, режиссер театра «Школа современной пьесы», в котором Любовь проработала на протяжении нескольких лет.

- Любовь Григорьевна давно работала в вашем театре?

- Я бы даже сказал, что Любовь Григорьевна - основатель этого театра, в 1989-ом году они вместе с Альбертом Филозовым сыграли спектакль «Пришел мужчина к женщине», который стал началом театра школы современной пьесы. Любовь Григорьевна играла более 10-ти лет, много лет была штатной артисткой этого театра. А потом была и следующая ее премьера, «А че это ты во фраке?», где все с тем же Филозовым и Алексеем Петренко они сыграли в этом выдающемся оперно-балетном трио. На протяжении многих-многих лет этот спектакль пользовался популярностью не только у москвичей, но также объездил многие страны мира. Актеры в этой постановке замечательно пели, замечательно играли и даже танцевали классический балет. Между тем, именно во время репетиций над этим спектаклем Люба впервые в жизни надела и встала на пуанты, и это с ее высоким ростом и отнюдь не совсем балетными данными.

- Как бы вы охарактеризовали Любовь Полищук как актрису?

- Она – актриса, которая себя абсолютно не жалела, у нее были боли в спине с молодости, и в последние годы ей было очень тяжело играть, мы даже в гримерной сделали специальную кушеточку для нее, она отыгрывала первый акт того же «Фрака», или «Пришел мужчина к женщине», «Антигона в Нью-Йорке», а потом весь антракт лежала и, что называется, корчилась от боли, а потом выходила и продолжала играть весело и легко. Полищук – разносторонняя артистка, и, обладая внешностью классической героини, со всеми правильными чертами лица и фигуры, в то же время была острой, яркой, характерной артисткой, что бывает очень редко. Обычно такие женщины-красавицы любуются собой и считают, что их внешние данные и есть их содержание, внутреннее и такое объемное. Люба, к счастью, так не считала и постоянно работала над разнообразными жанровыми проявлениями, она замечательно играла, была замечательной драматической артисткой, абсолютно профессионально пела, она даже была солисткой мюзик-холла, еще до драмтеатра, и еще она профессионально танцевала. Если можно назвать имя совершенной актрисы, вот это и есть Любовь Григорьевна Полищук, причем она умела делать все и делала это профессионально до последних дней жизни.

- Как вы познакомились с актрисой?

- Я, к счастью, был знаком с ней со студенческих лет. Мы познакомились в театре «Эрмитаж», тогда – в театре миниатюр, и я советовал Любе поступить в ГИТИС, Табаков там как раз набирал курс. Интересно то, что студентка Полищук сразу же начала сниматься в кино вместе со своим художественным руководителем. Они снялись в общей работе, которая называлась «Зоб» - редчайший случай, когда профессор и художественный руководитель снимается вместе со своей студенткой. Любу все очень любили на съемочной площадке: ее партнеры по работам, и даже гримеры, костюмеры, ассистенты, которые всегда несли ей и кофе, и чай, и бутерброды.

Артисты – они на сцене артисты, а в жизни – они люди, со всеми своими проявлениями, хорошими и плохими. Театр – это такое место, такая компания, которая всегда куда-то перемещается, тем более, в нашем театре огромное количество гастролей, и, сколько бы не ездили, Люба всегда была душой компании. Я помню, как мы играли в помещении Боннской оперы. Был такой ошеломительный успех, что после этого нам немецкие коллеги предложили поехать на фестиваль в Люксембург. Никогда не забуду эту грандиозную дорогу из Германии в Люксембург в двухэтажном автобусе. А следом за нами в машине ехали немецкие поклонники, которые буквально были влюблены в Любовь Полищук и ехали специально, чтобы посмотреть на нее в Люксембурге. Во время поездки Люба иногда подходила к заднему стеклу и посылала им воздушные поцелуи. Их это так вдохновляло, что они действительно приехали и посмотрели наш спектакль на фестивале.

-Скажите, а когда Любовь ушла из театра, вы продолжали с ней общаться?

- Дело в том, что Люба работала в театре больше десяти лет, и ушла, когда количество антреприз в театре зашкаливало. Этот уход нельзя осуждать, кто-то из артистов не любит антрепризы, считает их искусством второго или третьего сорта, а кто-то считает, что это работа, и нужно зарабатывать деньги. Тем не менее, у нас никогда не было конфликтов с Любой, она всегда продолжала сюда приходить, мы общались и вели телефонные и нетелефонные разговоры о том, что «Ох, стариной бы тряхнуть, это бы сыграть, а это бы заново поставить...» На юбилее Филозова она даже пришла и сыграла с ним сцену. А когда я затевал постановку первой чеховской «Чайки», мы разговаривали с Любой о том, как что лучше, а в последнее время я больше общался с родственниками актрисы, мы хорошо знакомы с ее дочкой Мариэттой. Кстати сказать, она, будучи еще совсем маленькой, ездила с нами на гастроли. У меня также хорошие отношения с ее сыном Лешей и мужем Сергеем. И уже в последнее время, когда Люба не могла подходить к телефону, естественно, я разговаривал с домочадцами. Я виделся с ней еще до того момента, когда она уже не могла ходить. Я знаю, что предстоит панихида, но мне увидеть Любу не такой, какой я видел ее всегда – очень тяжело. К сожалению, театру уже 18 лет, и уходят самые талантливые, как говорят у Чехова в «Трех сестрах», «уходят наши, некоторые ушли навсегда». К сожалению, у нас в театре есть такая стена, где висят портреты великих, которые ушли навсегда, и Достоевского, и Чехова, и Толстого. Там же есть и те, кто выходил на эту сцену: и игравшая здесь до последних дней Мария Миронова, и Булат Окуджава, и Женя Дворжецкий, погибший в автокатастрофе. И я сегодня зашел к нашей заведующей труппой, которая всех нас знает и любит, как своих детей, вижу, у нее слезы на глазах, и она долго ничего не произносила, молчала, молчала, а потом сказала: «Надо еще один портрет повесить...»

Сегодня в адрес актрисы звучит много хороших слов, не могли промолчать и в компании AMEDIA. Как известно, Любовь Григорьевна работала с этой компанией довольно плотно и снималась в культовом сериале «Моя прекрасная няня». Креативный продюсер компании AMEDIA Константин Наумочкин рассказал корреспонденту KM.RU, что работать с Любовью Григорьевной было легко и не менее приятно было общаться. «Любовь Григорьевна Полищук была замечательным человеком и потрясающей актрисой. Ее любили все на съемочной площадке: она сама всегда была в хорошем настроении и умела сделать его таким же для всех окружающих. В последних сериях «Моей прекрасной няни» Любовь Григорьевна снималась уже очень больной, но с таким профессионализмом делала свою работу, была так улыбчива и доброжелательна, что никто даже не догадывался о том, как нелегко дается ей каждый шаг. Она всегда говорила, что работа возвращает ей силы. Наверное, это действительно было так. Компания AMEDIA может гордиться, что работала с такой актрисой», - заявил Константин Наумочкин.

Дата интервью: 05.12.2006